今天是: 十月20 2018
俄罗斯人 英语 希腊语 拉脱维亚 法语 德语 简体中文 阿拉伯语 希伯来语

所有你有兴趣了解我们网站上的塞浦路斯情况 Cyplive.com
关于塞浦路斯在runet最资讯丰富的资源
Der Spiegel (Германия): «С нами были все Романовы»

Der Spiegel (Германия): «С нами были все Романовы»

30 2018九月
标签: Греция, Россия, Интервью, Политика

Долгое время правительство Греции считалось самым лояльным по отношению к Москве из всех членов ЕС. Считается, что у греков и русских много общего. Но теперь Афины недовольны Москвой, которая не предоставила им миллиардную помощь. Сергей Степашин в интервью немецкому «Шпигелю» обращает внимание на то, что, как только возник конфликт, Ципраса сразу же похвалил президент США.

Бывший премьер-министр России Сергей Степашин объясняет, с чем, с его точки зрения, связаны настоящие причины неожиданной размолвки в отношениях между Россией и Грецией.

Между Афинами и Москвой разгорелся открытый конфликт. Правительство Греции упрекает Кремль во вмешательстве по внутренние дела страны и поэтому летом выслало несколько российских дипломатов. А с недавних пор Греция отказывает во въезде в страну и иерархам русской православной церкви. Так, в сентябре во въездной визе было отказано митрополиту Санкт-Петербургскому.

Размолвка весьма серьезная. Долгое время правительство Алексиса Ципраса считалось самым лояльным по отношению к Москве среди всех других членов ЕС. Считается, что греков и русских связывает общая православная вера. Но теперь Афины упрекают Москву в том, что она использует для скрытого оказания влияния некое общественное объединение с безобидным названием, а именно Императорское православное палестинское общество со штаб-квартирой в Москве и с филиалами в разных странах мира.

Наш собеседник Сергей Степашин, 66 лет, — председатель этого общества и человек, хорошо известный в России. Он возглавлял ФСК — организацию, сменившую КГБ, а в 1999 году при Борисе Ельцине в течение 89 дней даже занимал пост премьер-министра России.

Глава Императорского православного палестинского общества Сергей Степашин
Глава Императорского православного палестинского общества Сергей Степашин

«Шпигель»: Господин Степашин, ваша организация, Императорское православное палестинское общество, была основана еще в царское время, официально — для того, чтобы помогать русским верующим с паломничествами в Святую землю и с ее изучением. Действующий заместитель министра иностранных дел — член его правления. Можно ли в таком случае еще говорить о «неправительственной организации»?

Sergey Stepashin: И министр иностранных дел Сергей Лавров — почетный член нашего общества. Я не вижу в этом ничего предосудительного. В царское время все Романовы и все члены правительства также были членами нашего объединения. Конечно, мы сотрудничаем с министерством иностранных дел, прежде всего по Сирии. Речь идет о гуманитарной помощи, о беженцах, о защите христиан на Ближнем Востоке. Мы поставили в Сирию 150 тысяч тонн гуманитарных грузов, причем как христианам, так и мусульманам. Но мы не получаем ни копейки из государственного бюджета. Согласно духу устава, мы — действующая на международной арене неправительственная организация.

— Два года назад вы открыли первый филиал вашего общества в Греции, а именно в Салониках. Сейчас этот филиал стал объектом критики афинского правительства. Вас это удивило?

— Это было полной неожиданностью. Министерство иностранных дел и спецслужбы Греции отлично знают, чем мы занимаемся. Два года назад я с ними встречался и разговаривал. С греками нас связывают вековая дружба и общая вера. Русские люди чтят православные святыни Греции, и мы организовывали поездки паломников туда. И тут вдруг поступили заявления, что якобы мы вмешиваемся в конфликт Греции с ее соседом Македонией и что через наше общество греческим политикам поступали русские деньги. Большего абсурда я в жизни не слышал.

— Так деньги поступали?

— Ни копейки. Симон Панагиотис, руководитель нашего греческого филиала, — бизнесмен. На свои средства он начал строительство русской школы, недалеко от горы Афон мы хотим построить молодежный центр. Восстановлена церковь. Теперь же Панагиотис объявлен в розыск, у него отобрали бизнес.

— Как вы себе объясняете эти действия Греции?

— Тут я вижу много причин. Во-первых, очевидно, что Греция действует не по своей инициативе. Ведь до сих пор было так: когда все другие западные страны обвинили Россию во вмешательстве в их внутренние дела, Греция в этой кампании не участвовала. Теперь же и Ципрас стал действовать, и кто похвалил его на следующий же день? Президент США. Во-вторых, кто-то поставил себе цель отобрать бизнес у человека только потому, что тот сотрудничает с Россией. И в-третьих, у нас, по моему мнению, проблемы не с греческой церковью, а с экуменическим патриархом в Константинополе.

— Патриарх Варфоломей играет большую роль не только для православных верующих в Греции и Турции. Он считается высшим по рангу иерархом всех православных церквей мира.

— Отношения с ним носят комплексный и сложный характер. Это связано с вопросами собственности и российским присутствием на горе Афон. Кроме того, с Украиной: Киев хочет, чтобы украинская православная церковь обрела автокефалию, то есть больше не относилась бы к Московскому патриархату.

— Варфоломей хочет, вероятно, удовлетворить эту просьбу, он послал для ведения переговоров в Киев двух епископов украинского происхождения. Московский патриархат увидел в этом враждебный акт и пригрозил разрывом отношений с Константинополем. То есть православное христианство стоит на грани раскола? И в конце концов русская православная церковь окажется в изоляции?

— Я полностью разделяю точку зрения русской православной церкви: экуменический патриарх превысил свои полномочия. Конечно, существует угроза раскола, но об изоляции русской православной церкви не может быть и речи. Ведь большинство православных живут в России. Изоляция грозит скорее патриарху Варфоломею.

— Греция упрекает Россию в том, что она через ваше общество подогревает старый спор о названиях между Грецией и Македонией, чтобы помешать вступлению последней в НАТО. В этом споре речь идет о том, как отличить в названиях бывшую югославскую республику Македонию от одноименного региона в Греции.

— Могу сказать вам как бывший российский политик: спор о названиях между Грецией и Македонией для России неактуален. Поверьте мне, у нас своих проблем хватает.

— Но и македонская служба безопасности исходит из того, что Россия вмешалась в спор о названиях.

— Филиала нашего общества вообще нет в Македонии. Они есть в Сербии, Болгарии и Черногории. И кстати, в Черногории филиал был открыт после того, как эта страна вступила в НАТО.

— Но одно можно сказать в любом случае: правительство в Афинах, считавшееся особо лояльным по отношению к Москве, испытывает сейчас отрезвление от российской политики…

— Греки обижаются, что теперь им нельзя продавать свои маслины на нашем рынке. Но на это я только могу ответить: ребята, а зачем вы ввели санкции против нас?

— Греция надеялась получить от России финансовую помощь по время экономического кризиса. И она обеспокоена растущим российским влиянием на горе Афон на севере Греции. Гора с ее монастырями — один из центров православия.

— Греки надеялись получить миллиарды, которые им не пришлось бы возвращать. Но мы — не Советский Союз, помогавший коммунистическому движению по всему миру. А утверждение, что присутствие России на горе Афон угрожает греческой православной церкви, я считаю совершенно несостоятельным. Но, вообще-то, тема Афона не должна бы волновать Грецию. Афон — это самостоятельная монашеская республика, нечто похожее на Ватикан в Риме…

— …но Афон, в отличие от Ватикана, — не суверенное государство. Однако, несмотря на все споры, Россия пользуется в православном мире и в Греции большим уважением. Можно ли сказать, что ваше общество олицетворяет собой некую «мягкую силу» России за границей?

— В определенном смысле, да, скажем, в деле защиты христиан на Ближнем Востоке и в гуманитарных вопросах. У нас, например, очень сильное представительство в Израиле и очень сильное представительство в палестинских областях. У меня великолепные отношения с главой палестинцев Махмудом Аббасом и в то же время очень хорошие отношения с израильским руководством. Если возникают вопросы, то наше общество может служить коммуникационным каналом. И израильтяне не видят в нашей деятельности опасности для своего суверенитета.

Кристиан Эш (Christian Esch, Der Spiegel, Германия)
外国记者
GTranslate Your license is inactive or expired, please subscribe again!